Философия времени Анны Лупинос

Рубрика | Головні новини

15 11 2018, матеріал підготував кореспондент gena66

«… Каким тягучим умело быть время. Даже когда оно таяло, оставался привкус карамели». Время обжигает, как кофе, пахнет талыми снегами и опавшей листвой. Оно шумит в ушах и пробегает судорогой по телу. Ибо оно – живёт.
Понятиям «реальность», «возвращение», «персонаж», «интрига» в содержании почему-то отводится второстепенная роль, они растворяются в мыслях и суждениях, иногда – в коротких диалогах. Повествование с первого абзаца кажется если не сумбурным и хаотичным, то уж точно не последовательным, порождающим сплошные вопросы. Создание автором зеркальных ситуаций, своеобразных эхо-перекличек во временном пространстве отодвигают на второй план такие важнейшие элементы традиционного прозаического произведения как «история» и сюжет. Нарушается привычная композиция.
Читая текст, невольно задаёшься вопросом — почему непременно реальность должна быть штампом, обязательным условием прозаической формы? В самом деле, кто завёл такое правило?
Запорожская писательница Анна Лупинос не задаёт этот вопрос, а, скорее, отвечает на него в своём цикле рассказов «Не о том думаю», стирая грани между реальностью и репрезентациями, создав особый симулякр как форму познания мира. Управляя «каскадом возвращений», отказавшись от традиционного повествования с его последовательностью, автор предлагает читателю свою версию трактовки вечных человеческих проблем и ценностей. Любовь, обида, разочарование, радости жизни – всё это подаётся в сопоставлении категорий «вчера» и «сегодня» в виде лёгкого бесхитростного воспоминания таким образом, что перемещаясь с автором по предложенному ею временному маршруту, читатель (как бы невзначай) оставляет день сегодняшний лишь на какое-то непродолжительное время. Почти на миг.
Создаётся довольно устойчивое впечатление, что писатель предлагает незамысловатую временную игру, но не ретроспективного, а ассоциативного свойства, где всё происходит фрагментарно. В рассказах нет привычной сюжетной чёткости, но от этого не теряется смысл и ощущение реальности. Её психология несколько иная, чем в привычных повествованиях, скорее всего она более чувственна, хотя и математически не выразима.
Дедушка Агас сначала произносит тосты, с неподдельной радостью желает здоровья своему родившемуся внуку и гостям, пожелавшим разделить его почти восторг, чувства переполняют его – почти каждая произнесённая фраза заканчивается восклицательным знаком или многоточием. И самое главное произносится в конце: «Когда вырастет, свожу его в Армению, на Севан свожу (нет озера лучше, чем Севан!), в Ереван свожу. Расскажу, сколько мы страдали, какая у нас история… церковь у нас раньше вашей появилась, намного раньше! Всё расскажу — пусть знает, пусть любит свою Родину!».
«Лекции, семинары, библиотека. Походы в кафе и на тренировки (это теперь продвинутые студенты ходят в клубы и рестораны). Друзья с никогда не предсказуемыми идеями: поставить пьесу по Франсуазе Саган или съездить на нудистский пляж в Коктебеле. Хождение в кинотеатры на фильмы Тарковского и Соловьёва и хождение в кинотеатры на последние сеансы – на всё равно, какие фильмы. Катание на лодках в плавнях Днепра… А ещё – разбивание кокосов путём швыряния с лестнице в подъезде: слава богу, жильцы никогда не попадали под этот обстрел. Или распивание (впервые в жизни) водки без закуски в каком-то совершенно невообразимом строении промышленного назначения – для куража и приобретения какого-то мифического опыта». Вызывают ли данные строки ностальгию? Скорее нет, чем да. В них автор вкладывает совсем иной смысл, чем «как молоды мы были…», их задача – не грустить, пустив слезу, а попытаться «дереализовать» реальность посредством репрезентации. Связь прошлого с настоящим – инструмент познания мира, открывающий (по определению П. Рикера) пространство вымыслу.
Перемещению во времени посвящены сотни, если не тысячи литературных произведений, данная тема вызывала читательский интерес с незапамятных времён. В наши дни уже можно классифицировать литературные произведения, создав устойчивую типологию – по жанру, по истории создания, по объёму и т.д. В качестве последних примеров наиболее нашумевших и «кассовых» опусов (в основном, экранизированных) можно привести навскидку сразу несколько.
Диа́на Джин Гэблдон в своей известной серии романов («Чужестранка»,1991, «Стрекоза в янтаре», 1992, «Путешественница», 1993, «Барабаны осени», 1996, «Огненный крест», 2000, «Дыхание снега и пепла», 2005, «Эхо прошлого», 2009, «Написано кровью собственного сердца», 2013) повествует об испытаниях, выпавших на долю медсестры Клэр Рэндалл, которая в 1945 году, во время своего второго «медового месяца» в Шотландии, чудесным образом переносится в 1743 год, когда на севере Британии бушевала война между шотландскими горцами и англичанами. В романах путешествие главной героини во времени имеет принципиальное значение, оно представлено динамичной субстанцией, играющее судьбами людей и даже народов. Игровые трансформации стирают многие грани между реальностью и репрезентациями, что также отчасти указывает на приверженности писательницы к минимализму, исповедующему возвращения и трансформации во времени, придавая сюжету черты фрагментарности и гипотетичности.
Теория относительности Альберта Эйнштейна, доказавшая возможность существования «чёрных дыр», дала минималистам мощный старт полёту их фантазии, особенно когда речь идёт о фантастическом жанре.
Кристина Каст создала историю любовно-фантастических отношений в своём романе «Богиня по ошибке», где главная героиня переносится в другой мир и её принимают за живое воплощение богини Эпоны. «Я создала героиню, вызывавшую у меня смех, и послала ее в мир своих любимых грез, чтобы она окунулась в фантастическую жизнь, полную вина, секса, приключений и настоящей любви, — все это было очень весело» — пишет о своём романе Каст, обращаясь к читателю.
Карен Монинг с её главной героиней Лизой Стоун связывает свои фантастические приключения с необычной находкой в романе «Прикосновение горца», Сэнди Блэр и Грегори Джил создают образы мужественных любовников и отчаянных страдальцев.
Спрос читателя на сентиментальную прозу с обязательным перемещением во времени среди определённой части читательской аудитории всегда был достаточно высок. «Временные» фантастические романы опирались хоть и на выдуманные истории, но, как правило, имели под собой реальную почву привычных человеческих отношений. Авторская фантазия подмешивала в них историю, секс, мифологию, и даже религию. В итоге получался своеобразный коктейль, заставляющий читателя переживать и обязательно ожидать счастливого конца.
Проза Анны Лупинос имеет иную природу – повседневно-метафорическую, однако непосредственно реалистичность у неё своя, иногда неправдоподобная или хотя бы маловероятная и трудно выразимая. И не нужно ждать никакого счастливого конца. «Костя развёлся с Лотой, женился на Наталье Кирилловне Коваленко, у них дочь. Лота руководит серьёзной компанией, растит сына, её второй муж известный политик» — всё как будто обыденно и неэмоционально. Но последняя фраза, написанная заглавными буквами, подводит итог всему рассказу – Я ПРОСТО ХОЧУ СЧАСТЬЯ! Вот – реальность – обыкновенное природное желание женской натуры, ставшее её естественной потребностью. В том нет никакого пафоса, интриги и хитросплетения.
По форме отношения к действительности цикл рассказов «Не о том думаю» скорее тяготеет к творческому стилю Жана Эшноза. Его роман «Один год» исследователи современной литературы называют романом-метафорой. «Весь неустойчивый и «испаряющийся мир» становится под пером Эшноза толчком для познающего сознания, рефлексией о современности. «Куда ушла реальность? Это быть может один из великих вопросов конца нашего века, который прихрамывает (век!) здесь (в романе «Один год») под внешностью клошаров и бедноты, мифологии шариков для гольфа… Это одна из очень редких книг, заставляющая замедлять чтение», – писал Рено Матинон в «Фигаро». Именно такое «замедленное чтение» дает возможность увидеть, как, не «уничтожая» реальность, Эшноз пронизывает все уровни романа метафорой,
«Гибридный роман Эшноза является современным и актуальным романом, воплощающий одну из важных тенденций времени: и как возможный способ репрезентации реальности, и как зарождающийся «первофеномен жанра» — сказал о нём исследователь М. Бахтин.
Своеобразная образность и метафоричность пронизывают романы Анны Лупинос. «Что наша жизнь? Нет, не игра – лодка. Лодка без вёсел? Но зачем тогда всё? Река, с течением которой ты когда-то боролся (такой ты есть), а я просто плыла (такая я есть), эта река, безжалостная и мудрая, всё же вынесла нас на остров Гнезда чаек в низкой траве, место для костра, родник. И холм – чтобы построить дом». Автор не отражает мир, а творит и созидает. По-своему, но понятным, общепринятым языком – без всяких намёков и чтения между строк.
Жизнь, вода, память, — вот категории, которыми оперирует автор. Они взаимосвязаны: вода есть источником информации, память не подвластна времени, жизнь – метафизический намёк. И надежда. «По его волосам хотелось провести ладонью – ото лба к затылку. Так, как проводят по высокой (в пояс) траве. Так, как проводят по воде, катаясь в лодке. И немного зачерпывают. Не потому, что интересно – холодная или тёплая. Не для того, чтобы напиться. А просто хочется провести ладонью по воде и немного зачерпнуть… После вода сама просочится сквозь пальцы». Автор пытается выразить реальность, ускользающую, как вода, сквозь пальцы. Но она невыразима, и Анна Лупинос пытается найти ответы на традиционные вопросы «Что делать?» и «Кто виноват? «А виноват ли кто-то вообще?» — именно здесь кроется ответ на самый главный вопрос.
«Никто на них не ответит. Хотя, нет,.. те, кто над этим не задумывается, пожалуй, знает ответы. Но не говорят об этом. Им это неинтересно. Людям интересно то, чего они ещё не знают, только это важно для них».
Философия времени является основой творческого начала писательницы Анны Лупинос, она, сугубо индивидуальна, и пронизывает буквально все её рассказы насквозь. Время в её понимании не то, чтобы подвластно человеку, оно как абстрактная субстанция в какой-то мере служит человеку. «Не может успешный здравомыслящий человек полагать, что всё: и развал Союза, и незалежна Украина, прошлое, настоящее и будущее – всё! – лишь для того, чтобы двое могли найти друг друга…
Интересна ли столь своеобразная концепция читателю? Мне представляется — да, поскольку по-своему объясняет не только жизненную позицию автора, но и заставляет задуматься над вечными вопросами о роли человека в системе социальных отношений, имеющей начало, но не предполагающей завершения. «Бывают люди» и «так вышло» — почти что равноценные философские категории.
Что есть Время? Наиболее правильный ответ на данный вопрос даёт, по моему мнению, Блаженный Августин, живший 25 веков назад: «Я прекрасно знаю, что такое время, пока не думаю об этом. Но стоит задуматься — и вот я уже не знаю, что такое время!». Теория относительности оперирует только понятиями «прошлое» и «будущее», в ней нет места настоящему моменту, оно рождается только в нашем мозгу как какая-то фиксированная точка, водораздел (в самом-то деле, человеку свойственно проводить границы!). Учёные и мудрецы говорят, что понятие времени есть в философии, но оно напрочь отсутствует в физике. Понятие «теперь» — динамично, оно движется из прошлого в будущее, поэтому движение Времени и его направление — только особенности нашего сознания.
Исследователь и писатель Вадим Чернобров по этому поводу логично рассуждает: «Эйнштейн действительно вернул в физику Время, соединив его с пространством, изменив при этом концепцию Времени у Ньютона. Однако незадолго до смерти Эйнштейн писал, что потерпел в своей жизни два поражения в браке и не нашёл единомышленников, за исключением Ньютона. Но ведь в динамике Ньютона Время внешний параметр, у него нет выделенного направления. До конца жизни Ньютон считал Время иллюзией, не учитывая его в своих уравнениях, тем не менее, он …старел так же, как и все!».
Философский смысл многих рассказов из цикла «Не о том думаю» во многом перекликается с концепцией «течения времени». Её, кстати, придерживаются многие известные литераторы, но в нашем случае она нашла своё отражение не в рамках объёмного романа, а в небольших рассказах, что говорит о мастерстве автора и её стремлении выдерживать собственный стиль.
Почему я с удовольствием читал рассказы Анны Лупинос? Прежде всего, потому, что её философия близка мне по духу (реализм в чистом виде я считаю примитивным и неинтересным жанром). Я бы сказал, она имеет своё лицо. Она не слащава, хотя и сентиментальна, не категорична, но ориентирована на определённые эстетические стандарты. Она – динамична и эластична. А главное – она честна. Поэтому всегда будет востребована.
Геннадий Сенкевич, журналист.

Також Вам буде цікаво:

В 2012 РОЦІ ДЕНЬ ЗЕМЛІ ВІДМІТИТЬ СВОЄ 42-РІЧЧЯ
22 квітня - Всесвітній день Землі.  Ця подія об'єднає людей...

Фламинго в Крыму
  За последние 10-12 лет известны три случая длительного пребывания в...

Прочти и дай ответ без промедлений!!!!
Я не специалист по написанию статей. Я в жизни...

Религиозные провокации
Не стоит забывать о там с чем мы родились с...

В Гватемале появилась необычная дыра в земле
Сегодня Интернет буквально пестрит интереснейшими фото со всех уголков Земли,...

       

Ваш відгук

Вам потрібно увійти, щоб залишити відгук.

Отримуйте всі новини сайту на свою поштову скриньку.
Це безкоштовно!
Просто вкажіть свою адресу.

Список спецкореспондентів
Нагадати пароль?

Відео тижня

Важливі матеріали

Киев Київ Одеса Погулянка ДАІ Долина Дтп Екологія та соціальний захист Львів Росія Савенко Н.І. Святошинський район Севастополь Тернопіль Соціальні новини Сталий розвиток Сталий розвиток технологій УБД мвд мвс музика міліція донбас днр ЦПР ЦТДЮГ кку корупція краматорськ позашкільна освіта ато батарейки вода гроші війна навчання україна суд утилізація сталий розвиток економіки сталий розвиток освіти сталий розвиток у світі сталий розвиток суспільства технологии фестиваль

Для показа облака WP-Cumulus необходим Flash Player 9 или выше.

Наші партнери

Автори порталу